среда, 7 сентября 2011 г.

Солдатка

    Она сидит на краю кровати и перебирает пестрые кусочки ткани. Окно распахнуто настежь, поэтому в комнате сыро и прохладно -  разбавленный туманом и запахом озера утренний воздух заполнил все пространство. Я плотнее укутываюсь в медицинский халат, надеясь хоть немного согреться...
     - Прасковья Александровна, здравствуйте!
   Старушка еще несколько секунд не может оторваться от своего занятия, продолжая шепотом отсчитывать лоскутки.
    - Доброе утро!
    - Десять…Одиннадцать…Поперек положу, ладно выйдет …А, вот и ты! Доброе, доброе! – откладывает лоскутки, начинает стряхивать с себя обрезки ткани, нитки, крошки. Пол в комнате завален ветошью, газетными вырезками, занавески с окон сняты, расстелены на кровати и почему-то подшиты широкими стежками из черных ниток. – Давно хотела поговорить,  - продолжает она – да вот все никак не видела тебя. Препарат-то подействовал, вот и решила всё переделать. Смотрю, шторки длинные – надо подрезать, а ниток белых нет, только черные, так я их черными! – говорит быстро, причмокивая беззубым ртом. В этой светлой и чистой, почти стерильной, комнате, с непокрытой головой, она даже напоминает одну из тех старух-героинь фильмов про психиатрические лечебницы.
    - Ты знаешь… - внезапно ее голос становится каким-то серьезным, наигранно холодным – Я никому не рассказывала, а ведь по весне так подступило, я жить не хотела. Никто ведь мою болезнь не понимает, никто с ней не считается. Будто душевная боль – не боль вовсе. Я тогда подумала, сказать медсестре на посту, что гулять пойду, а сама пошла бы на озеро, да утопилась бы. Так меня никто бы долго еще не искал. А что жить? Кому я нужна-то?...
    Выцветшие глаза быстро наполняются огромными дрожащими каплями. Она смотрит куда-то сквозь меня, от такого взгляда становится жутко.
    - У меня же это все сразу после войны началось. Надо было еще тогда лечиться начать, да как-то стыдно было с такой чепухой по больницам ходить. К врачам просились те, у кого ног и рук не было, или осколки в теле сидели. А потом все хуже, хуже становилось, пока однажды вообще на работу не пошла. Просто взяла и не пошла. Проснулась, и поняла, что не дойду, не высижу, не смогу…Весь день пролежала тогда, в потолок просмотрела, ни о чем не думала даже, не было мыслей никаких. Тогда никто не мог подсказать, помочь, у всех проблемы были. Когда есть и носить нечего – не до души. А потом был психоневрологический диспансер – вот где настоящий страх – лохматые бабы со всех сторон, кто смеется, кто плачет, кто песни день и ночь поёт. А я в потолок смотрю, и перед глазами лица плывут, кого даже один раз видела, кто живой, а кто мертвый, в крови – всех помню. Иногда так на душе больно было, что с кровати сползала и ревела, по полу каталась, даже в коридор выползала, и выла, выла…Ты извини, что всё я говорю, я сначала скажу всё…Вот ведь как больно бывает…Ногу ранишь – перевяжешь, а душу как перевязать?.. Вот ведь как… Сколько я видела крови! Сколько крови! Такая старуха теперь, а все помню. Потому и глаза теперь почти не видят, что на всякое насмотрелись.
    Комнату наполнила тишина. Хотелось что-то сказать. Непременно нужно было что-то сказать. Только что?.. И, самое главное, для чего?.. Лохматая, с кляксами слез на морщинистых руках, с дрожащими губами она была воплощением мудрости, страданий и красоты. Красоты обычной, земной.
Всплеснула руками, подошла к окну, лицо осветилось, морщинки стали еще глубже и заметнее, щурясь от солнца, она произнесла:
    - А сегодня вот проснулась, и поняла, что жить хочу. Жить! И еще столько же на свет смотреть, сколько смотрела. И радоваться ветру. И дождю. Смотри, зелено как, это же чудо! Как красиво на матушке нашей,  как красиво!
    Мы еще долго стояли у окна и разговаривали о вещах, в сущности, пустых и не нужных нам – политике, погоде, пенсиях – но хотелось просто быть с ней рядом. Я в белом медицинском халате, она – в синем ситцевом, будто даже моложе меня, обе щурились от солнца и улыбались.
    Прощаясь, она положила руку мне на плечо и сказала:
    - А ведь подействовал, кто бы думал!
    - Подействовал!






    С наступлением темноты моя комната наполняется тенями, обрывками разговоров, лицами...Прасковья Александровна улыбается и машет мне из окна. Постепенно веки тяжелеют, и глаза сами закрываются. Подействовал, кто бы думал...Невольно улыбаюсь.

понедельник, 11 июля 2011 г.


Целовала горькие губы
И смеялась в лицо неудачам,
Отпускала в промокшее небо
Боголюба-жука на удачу.

Улетай в небо, божья коровка,
Говорят, у тебя там детишки
Уплетают за щеки конфеты,
В красно-черных пятнистых штанишках.

Заплетала в волосы ветер
И лежала в траве, словно кошка,
Берегла свое пьяное счастье,
Как последнюю хлебную крошку

Растворяла красное солнце
Терпким дымом костра на закате,
Обнимала как старшего брата
Свежий воздух в гулком раскате

Провожала день бесконечный
В бесконечную даль забыванья.
Исцелила двумя выходными
Лихорадку немого отчаянья

четверг, 16 июня 2011 г.

Черновик

Переписать бы твою душу заново,
                                                    начисто,
                                                                   набело,
Стереть всё, что так мешает,
                                                    что бы там
                                                                   ни было,
Перекроить твои взгляды по лекалам
                                                    собственным
                                                                   не спеша.
Но проблема в том, что это станет
                                                    уже не твоя
                                                                   душа.

среда, 1 июня 2011 г.

Истины

Жизнь - это сон.
Я прочитала вчера в интернете
И решила держать на примете,
Что нужно выбрать подушку прочней.

Будущего  нет.
Разбудите меня весной прошлого года,
И я скажу, какая будет погода
Ровно через год  в обед.

Бог умер.
Так мне сказал Заратустра,
И теперь в сердце стало так пусто,
Что каждая капля крови звенит на весь дом.

Дети жестоки.
Когда ты принес в дом больного котенка,
Спрятав его от мамы в кофтенку,
Родители рассказали об этом тебе.

Все гениальное просто.
Напомните это группам личностного роста,
Которые плодятся
Как грибы по весне.

Истина где-то рядом.
И, может быть, даже ближе.
Но так велика, что я едва ее вижу
И не могу дотянуться рукой.


понедельник, 9 мая 2011 г.

Дилемма человека разумного №1

Ловлю себя на мысли, что мне уже давно не хочется жить. Просто нет никакой цели, никакой мечты или мало-мальского стремления. Зато есть претензии. Например, к Богу. И к Юрию Шевчуку. При первой же возможности задала бы  любому из них всего два вопроса:
а) правда ли то, что про тебя говорят?
б) если ты такой хороший, что ж ты ничего не изменишь?
...Только вот думается мне, что вместе я их никогда не увижу, а встреча с одним из них закономерно исключит встречу с другим...
Вот и живу.

четверг, 14 апреля 2011 г.

Туман.

 "Где  же  лошадь?"  - подумал Ежик.
Сергей Козлов, "Ёжик в тумане"

Я никогда не говорила,
Но я люблю туман.
Наверное, мне просто в нем уютно.

Я никогда не предавала,
Но я прощу обман,
Мне это, видишь ли, вполне доступно.

Я никогда не провожала,
Но знаю, что дождусь,
Как провожу даже за десять тысяч километров...

Я никогда не обещала,
Но знаю, что вернусь
Без лишних вопросов и пустых ответов.

Я никогда не успевала,
Но снова отложу решенье дел
На следующий вечер.

Я никогда не умоляла,
Но иногда прошу
Еще одну с туманом втречу.

Я не звоню, я не кричу, не плачу,
Не падаю в обморок,
Не лежу без сил,

Я просто жду,
Просто надеюсь на удачу,
Чтобы туман еще раз город посетил.

И он придет, как был сегодня ночью.
На несколько часов -
Таков туману срок.

Ему вполне хватило полномочий
Его прогнал светлеющий восток.
И он ушел...

А я почти решилась
Сказать,
Что я люблю туман.

воскресенье, 20 марта 2011 г.

Весна

Слабые руки,
                      прозрачные вены,
Простуженный голос, мальчик-фагот,
Лекарство от скуки,
                      движутся стены,
Беззвучные крики сквозь замкнутый рот.
Странные песни,
                      Тетрадь и гитара,
Будто хранишь под кроватью ружье,
Лампа настольная,
                      полотно тротуара,
Ботинки и куртка, вслед вороньё.
Бегство от лести,
                      ряды лицемеров,
Каждый хочет быть другом - до жути смешно,
Маски-улыбки,
                      сотня примеров,
Жизнь-сериал, дешевка-кино.
Серые комья -
                      снег начал таять.
Словно в тумане прошел целый год.
Черные колья.
                     Лицо свету подставить.
Бутафорское солнце, светило-урод.
Руки опущены,
                     челюсти сжаты,
Вдаль не смотреть - просто вперед.
Метр за метром
                     по проспекту гуляет
Надломленный грубо мальчик-фагот.

среда, 23 февраля 2011 г.

Сердце

Человеческое сердце размером с кулак перекачивает в день 
9500 литров крови - более 1200 ведер.(Детская энциклопедия).


Ну что тебе нужно, упрямая мышца?
Скучно вдруг стало ведра крови качать?
Да, было,  прошло, как вышло, так вышло.
Пойми, я устала тебе объяснять.
Пташкой в груди трепещешь надрывно
Клетка закрыта, скелет-западня,
Рвешься куда-то, ну как же не стыдно!
Может быть, лучше совсем без тебя?
Что ты все просишь? Говорю же, не страшно
Время залечит, ты только не ной
Силы свои не трать понапрасну,
Рана смертельна? Да брось, Бог с тобой!
Знаешь, упрямая глупая мышца,
В сущности, ты же всего лишь насос...
Плачешь? Ты что, неужели обидно?
Прости, не хотела, я не всерьез...


Что-то притихло...Да, замолчало,
Кажется, спит, ну морока с тобой!
Чувствую, как-то ровней застучало,
Эх ты, сердечко, за прибоем прибой...
Знаешь, мне б у тебя поучиться,
Ты не упрямишься, ты верность хранишь
Так вот и будешь, что ни случится.
Живое ты просто - смеешься, грустишь.
Что же поделать - такое досталось,
Что по гарантии обратно не сдать -
Сердце как сердце. Наверно осталось
Смириться, и с глупым таким доживать.





воскресенье, 20 февраля 2011 г.

Обещаю себе


Всё, решено! Через неделю начинается весна, а я беру себя в руки.  Эй, ленивая курица, ты слышишь? Это ультиматум! Всё решено! Нужно, просто  необходимо выполнять следующие пункты:
  • вернуть в свою жизнь утренние пробежки,
  • похудеть
  • отрастить волосы
  • заняться иностранным языком
  • молочные шоколадки с йогуртовыми начинками (ммммм, вкуснятина) заменить горьким шоколадом (мозгам полезнее будет)
  • вставать сразу после того, как прозвенит будильник
  • есть поменьше острого, соленого и сладкого. да и вообще, поменьше есть не помешает
  • делать по утрам укладку, а не выбегать из дома с вороньим гнездом на голове
  • начать уже носить  и покупать (!) бусики, а не складировать их, дарованных,  в ящик
  • избавиться от привычки делать лицо «Ой, а что йто?», когда речь идет о серьезных вещах
  • избавиться от привычки напевать «Если я чешу в затылке – не-бе-да..», когда спрашивают мнения о  голубом периоде творчества Пабло Пикассо или устройстве андронного коллайдера…Короче, научиться уже говорить людям «Извините, но я в этом ничего не понимаю»
  • говорит именно "Нет", когда хочется сказать "Нет"
  • улыбаться
Ну вот, пока все, пожалуй. Вполне осуществимо. Ну не сейчас, правда. Но я чесслово, с первого марта так и буду делать. Обязательно! А февраль уж как-нибудь по-старому доживу.
А, ну и так, между делом, если получится… Поменьше интересоваться жизнью тех, кто не интересуется моей, ибо с таким же успехом я могла искать встречи и с Хавьером Бардемом (зря, кстати, не попыталась, могло ведь получиться)...

…Последний пункт меня пугает….

пятница, 18 февраля 2011 г.

Маленькие радости


Сижу и ничего не делаю,
А солнце между тем встает
Ногой болтаю не по делу я -
Мне дело толку не дает.
Я б петь могла или кадриль плясать,
Но лучше хобби не сыскать
Чем свесив ногу с подоконника
Тихонечко ногой болтать…
Пусть где-то в мире революции
В моем мирке тепло и свет.
Есть кружка чая из шиповника,
Печенька с кремом и буклет,
Носки, которые связала мама,
Халат, который отдала сестра,
Батончиков с полкилограмма,
Хоть и нельзя вот так с утра!
А снизу город оживляется
Шумит, торопится народ,
И солнце выше поднимается,
Лишь чтобы греть сей хоровод!

четверг, 17 февраля 2011 г.

Лорелея (вольный перевод одноименного стихотворения Г.Гейне)

Не знаю, что может то значить,
Но чувствую плохо себя,
И сердце в груди моей плачет,
Сжимается, тихо скорбя.

Я с детства помню преданье
Старинное, будто Земля
О девушке, хрупком созданье
Что Рейна хранит берега.

Представь себе, веет прохладой,
И Рейна просторы тихи
Лишь нежной грустной балладой
Звучат над водою стихи.

Взгляни, на скале над рекою
Прекрасная дева поёт,
И манит нежной рукою
Любого, кто мимо плывёт.

В руках позолоченный гребень
А в локонах солнце блестит,
Но дивная тихая песнь
В себе лишь угрозу таит.

Рыбак забывает про скалы,
Что прячутся в глади воды,
Рыбак, одинокий, усталый
Теперь не минует беды.

Я знаю, пловец не спасется,
Уж лодочки нет над рекой,
Рыбак, утонув, улыбнется...
А Лора вновь машет рукой.

понедельник, 14 февраля 2011 г.

Бедуин

Бедуин, кочевник, страж Пустыни,
Гордый воин, сын небесной тьмы,
Тыщу лет назад он и поныне
Сидя на коне листает сны.

В его жилах ветры и туманы,
Утра, что растают на глазах,
А в мечтах оазис за барханом,
Ковш с водой и злаки  в жерновах.

У костра он сочиняет песню
Отпустив коня в ночную мглу
Пропускает через пыльный саван
Ржавую старинную иглу.

Он поет о дальних караванах,
Девушке в диковинном дворце
И не важно, что написано в коранах,
Он об этом вспомнит лишь в конце.

Сотни лет проходят незаметно,
Ничего не изменилось здесь,
Жажда бедуина безответна,
Но, наверное, и в этом что-то есть!

Как и раньше, гордый сын барханов
Поет песнь о городах в дали,
Как и раньше, дочери султанов
Ждут кочевников с чужой земли.

Этот ход вещей не сломит время
Тыща лет - что для пустыни срок?..
Бедуин вдевает ногу в стремя
И с надеждой смотрит на восток.

четверг, 10 февраля 2011 г.

В клетке

Кажется, успокоилась... Все, прошло, отпустило. Нет. нет, еще не прошло! сердце снова разрывается…почему мне никто не звонит? что они обо мне думают? да и думает обо мне кто-нибудь вообще?  почему я сейчас одна? У соседей за стеной, например, смех и музыка...хочется выть, царапать стены, закатиться под кровать, хочется вывернуться наизнанку, чтобы все, что внутри, оказалось снаружи, проветрилось, высохло, зачерствело…не получается. Я человек, а людям свойственно забивать голову чепухой. Вот и я туда же. Ничего не происходит. Совсем ничего. А, да, забыла, сегодня кончился хлеб, ну и все, пожалуй, перечень событий этим начинается и заканчивается. И так уже давно. Надо отвлечь себя. Смастерить что-нибудь. Не выходит. Всё валится из рук. Гипнотизирую телефон. Пока не получается. Наверное, надо снять с блокировки, может, тогда будет легче гипнотизировать. Снимаю. Все равно не получается. Бред какой, не о том думать надо.
Я глупо выгляжу со всеми своими заламываниями рук и кислыми минами. Хотя, пока никто не видит, может,  и не глупо… А хочется, чтобы видели! Достаточно было бы всего одного человека, не какого-нибудь, а вполне конкретного. Но часто перед этой аудиторией легче изобразить гордость и независимость, чем дать волю настоящим чувствам, которые там, под кожей отравляют всё существо. Вот и выходит - ягодный кефир из рта, а не претензии.
Когда же это закончится? Сколько еще раз нужно убедиться в бессмысленности происходящего?
Вот бы нашелся мудрец, учитель, наставник, который был бы всегда рядом и говорил, что хорошо, а что плохо, я же все еще не разбираюсь в этом. Что из моих действий имеет смысл, пользу, а что не имеет?
Кажется, писанина отвлекает. Хотя нет, не очень. Все еще.  Кто-то умный когда-то сказал, что время лечит. Ага, конечно...Не лечит - лишь скрывает симптомы. Хотя что я могу в этом понимать? Если кто-то умный так сказал, то, может так и есть. Перетерплю.

вторник, 8 февраля 2011 г.


Сегодня было мне виденье –
Я в луже у крыльца лежу
И сыплет осень -привиденье
Одеяло sapiens –муляжу
Возможно, так скоро и будет,
Но нет сил что-то изменять,
Из близнецовых буден
Экстракты счастья возгонять.
А значит, снова сигареты,
Днем кофе, по ночам вино,
И в трубке мамины советы..
А лужа будет все равно.

понедельник, 24 января 2011 г.

Про Благодарность

Почти каждый день прохожу мимо теплотрассы на улице Культуры и наблюдаю такую картину: бомжи - мужчины и женщины, а если смотреть правде в глаза, то просто бесполые человекоподобные существа - сидят на трубах, на каких-то подстилках и картонках. Едят какую-то пищу (или не пищу), пьют какую-то жидкость (или, опять же, не жидкость)...И вроде бы это можно даже назвать жизнью, все как у людей даже.Чем не жизнь? Свои компании, свой досуг, работа, дом...Но все-таки, глядя вот на это все  хочется сказать: дорогие мои родители! спасибо вам за все, что вы для меня делаете! иначе я со своим обостренным чувством справедливости, непрогибаемостью,  а иногда просто тормознутостью давно бы уже пополнила ряды этих лиц...елки-палки...просто СПАСИБО!